Online

Азиза Умарова: «Не стоит бояться гендерного равенства»

О мифах и стереотипах по отношению к женщинам.


Азиза Умарова последние 10 лет в рамках своей работы в ПРООН занималась, в том числе и вопросами продвижения гендерного равенства. Сейчас она возглавляет
консалтинговое агентство Smartgovconsulting, фокусирующееся на реформе госуправления в странах СНГ, а вопрос гендерного равенства для нее из разряда работы перешел в хобби.

 

Как общаться с противниками гендерного равенства и что делать с боязнью давать женщинам равные права?
— Мне кажется, существует много мифов и стереотипов, связанных с гендерным равенством. А ведь это всего лишь равные возможности. Мы не говорим о том, что кто-то выше, а кто-то ниже. Это возможность дать равные возможности мальчикам и девочкам –  доступ к образованию, самореализации, профессиональной деятельности во всех областях, защита от насилия и дискриминации. Здесь ничего негативного априори быть не может.

Но существует много мифов, экстремальных сравнений, когда гендерное равенство приравнивают к тому, что женщина, например, позиционирует себя как чайлдфри. Нонсенс. Необходимо эти вещи обсуждать, объяснять с раннего возраста в семье, в школах.

Если у вас мальчик и девочка, то желательно, чтобы они оба получили достойное образование. А не так, что мальчик имеет доступ к образованию, а для девочки готовится приданное на эквивалентную образованию сумму.

Приходилось ли Вам самой сталкиваться с гендерными стереотипами?
— Часто. Когда я только пришла работать в ПРООН, со мной случилась смешная история. У меня был рабочий визит в Риштанский район Ферганской области. Мы встречались с хокимом района в его кабинете. Я поехала со своим коллегой-мужчиной, который был гораздо старше меня. Хоким упорно разговаривал только с ним, пока тот деликатно не подсказал. Хоким решил, что априори не могла быть начальником девушка до 30 лет. Таких ситуаций, особенно в начале, было очень много, потому что у людей не укладывается в голове, что молодая женщина что-то может из себя профессионально представлять.

aziza-umarova-ne-stoit-bojatsja-gendernogo-ravenstva

Думаю, что многим, кто пытается строить карьеру, приходится с этим сталкиваться. Для этого есть единственное решение – показывать в СМИ как можно больше примеров успешных женщин. Как говорится, раздвигать горизонты сознания.
Я была очень приятно удивлена историей о нашей женщине-землячке Рано Джураевой, которая возглавила Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры в России. Про нее написал Marie Claire в России: наша соотечественница уехала в свое время туда, управляла активами трех миллиардеров из списка Forbes.

Если бы таких историй было бы больше, больше девочек выбирали бы такие нетипичные женские профессии, как авиация, наука, инжиниринг. Если мы в СМИ видим женщин певицами, врачами или учителями, конечно, тогда считаем, что это все, что женщина может.

В Узбекистане 75 % работающих женщин на рынке труда – это либо педагоги, либо медики. По данным исследования Торгово-промышленной палаты и ПРООН у нас всего 10 % женщин-предпринимателей. Яркий пример профессиональной сегрегации.

Отдельная тема – участие наших женщин в государственном строительстве. Не так давно Агриппина Шин назначена на должность министра дошкольного образования, и это меня порадовало. Но требуется сделать ещё усилия, чтобы появились женщины хокимы, замминистры и назначения женщин на ответственные посты перестали удивлять публику.

Кем из женщин Вы восхищаетесь?
— Идолов нет, но мне нравится Маргарет Тэтчер и Шерил Сэндберг. Первая в представлении, полагаю, не нуждается. Расскажу о последней. Шерил является главным операционным директором в компании «Фейсбук». Она написала очень хорошую книгу «Lean in» (Вливайся). В ней очень много интересных цифр о положении женщин в Европе и США. Главное, благодаря ей по всему миру стали появляться женские кружки взаимопомощи под названием Lean in circle.

Есть такая чисто женская черта – неуверенность. Шерил Сэндберг говорит о том, что если собрать на совещании мужчин и женщин, то женщины всегда отсаживаются на задние ряды. В центр, где проходят все дискуссии, садятся обычно мужчины.

И я потом стала подмечать это и в своей работе: девушки садятся позади и обычно молчат. Это, видимо, связано с опытом социализации и с тем, как вообще девочек воспитывают.

Второй момент, который Шерил описывает, тоже интересный. Когда она выступает как спикер, и если мужчина поднимает руку, чтобы задать вопрос, он ее не опускает. А девушка поднимает руку и через 40 секунд-минуту ее опускает, и если спикер сразу не обратил внимание, то больше руку не поднимает. В итоге, спикер спрашивает мужчин, потому что они упорно держат руку на весу, пока она их не спросит. Совсем разные поведенческие модели, которые объясняют, почему женщины раньше сходят с дистанции в карьере. То, что она эти темы подняла, это здорово. Будучи успешной женщиной, она пытается помочь другим женщинам быть уверенными в себе.

О мифах и стереотипах по отношению к женщинам.

Этим занимаетесь и Вы в своем паблике на Facebook.
— Паблик, где я когда-то стала публиковать разного рода мотивационные статьи, нацелен на то, чтобы вдохновлять женщин и девушек на личностный рост. Сейчас у меня нет времени заниматься им самостоятельно, и на помощь пришли волонтеры. На странице информация о ролевых моделях, грантах, профессиях будущего. Он является актом доброй воли, желанием сделать что-то полезное. Я это делаю, чтобы чувствовать какую-то свою сопричастность к тем процессам, которые происходят в нашем обществе. Почему вообще пришла идея в голову его сделать? Потому что ничего подобного я не видела в русскоязычном  сегменте фейсбука, а потребность была. С недавних пор проводим ежемесячные встречи на базе коворкинга Groundzero, говорим о развитии креативных индустрий и женского предпринимательства.

— Исходя из Вашего опыта, с какими, на Ваш взгляд, проблемами женщина сталкивается в Узбекистане?
Проблем много, но я хотела заострить внимание на качестве человеческого капитала. По данным всемирного Банка у нас всего 7% девочек получают высшее образование. И их число неуклонно падает. А ведь женщины — это почти 50% населения! Конечно, нужно вытаскивать этот экономический потенциал. Если мы хотим жить хорошо, нужно чтобы женщины реализовывались и вносили свой вклад в развитие страны.

Я считаю, что зарывать потенциал, оставляя женщин дома, неверно.

Человеческий потенциал – это то, что будет решающим в развитии. Сегодня страны, которые делают прорыв в экономике, — это страны с так называемыми knowledge economy (экономика знаний). Что сделал тот же Сергей Брин? Он создал Google. Это не нефть, не газ, не хлопок, не золото. Это идея, которая сегодня по уровню капитализации превышает наиболее крупных игроков из госпредприятий реального сектора России.

Единственный шанс для нас и для всех стран с переходной экономикой – увидеть ценность человека! И для этого создавать условия для получения качественного образования, а также внедрять  инновационные векторы развития, чтобы сложилась культура предпринимательства, люди могли легко реализовать свои идеи через эко-систему стартапов.

Есть восточная мудрость: «Дай образование сыну и воспитаешь человека. Дай образование дочери и воспитаешь нацию».

Если девочка не имеет доступа к высшему образованию, то, скорее всего, у нее не так много перспектив получить достойную профессию. В случае развода возникает ситуация, когда женщина теряет все, не в состоянии жить самостоятельно, себя и детей материально поддержать. На самом деле, ситуация очень острая. Здесь я вижу единственное решение этой проблемы: трансформация общественного сознания, когда девочка с раннего возраста настраивается на то, что кроме создания семьи, она должна стать профессионалом своего дела и уметь заработать достойно пресловутый кусок хлеба. Как говорила железная леди Маргарет Тэтчер: «Дом должен быть центром, но не границей жизни женщины».

aziza-umarova-ne-stoit-bojatsja-gendernogo-ravenstva

В одном из интервью Вы говорили о том, что важна роль неправительственных организаций в решении проблем домашнего насилия.
Раньше были кризисные центры для жертв домашнего насилия, которые финансировались международными организациями. Не только в Ташкенте, но и в областях страны – в Самарканде, Бухаре. Они держались на штучных энтузиастах. Например, в прошлом врач-комбустиолог основала приют в Самарканде для женщин, совершивших попытку суицида путем самоподжога. Это, возможно, самая отчаявшаяся категория женщин, которые от безысходности накладывали на себя руки. Очень достойный врач, она на минимальных пожертвованиях продержала свой центр на несколько коек долгие годы. Хокимиат подкидывал ей то мешок картошки, то по мелочам продукты, дрова.

Но тут нужна серьезная планомерная помощь со стороны государства по внедрению профессиональной социальной работы, чтобы был охват социальными услугами и  кризисные центры продолжали свою работу. И даже без раскрытия статистики по суицидам, очевидно, что потребность выше, чем сегодня эти центры могут охватить.

Какую роль должен играть приют? Центры принимают жертв домашнего насилия в острой стадии. Но если с ней, скажем, правильно поработать, ситуацию как-то изучить, помочь, то есть процент женщин, которые могли бы пройти реабилитацию и вернуться в семейную жизнь. Есть шанс, что ситуация может прийти к какому-то положительному исходу. Поэтому за рубежом создание приютов для жертв домашнего насилия – устоявшаяся практика.

aziza-umarova-ne-stoit-bojatsja-gendernogo-ravenstva

Количество их может варьироваться от того, есть ли финансирование, объем услуг, которые оказывает центр, тоже может быть разным. В Швеции, насколько я помню, женщина даже может жить в центре целый год с ребенком. И государство обеспечивает ей и проживание, и питание. У нас, конечно, об этом говорить сложно, но хотя бы, чтобы краткосрочное пребывание было, куда бы женщина могла прийти, с ней бы поговорил психолог, юрист, ее осмотрел врач, с ребенком бы поработал детский психолог. Об этом нужно задумываться и принять меры на уровне государства, чтобы ННО имели возможность получать социальный заказ от хокимиатов и в конкретных областях и районах оказывать услуги шелтеров жертвам домашнего насилия.

— Не приходилось ли Вам сталкиваться с оценочными мнениями со стороны общества, с ярлыками о том, как женщина должна выглядеть?

— Женщина в этом плане уязвима. Всегда можно найти, какой камень бросить в женщину, причем необоснованно. Это говорит об уровне культуры, эту культуру нужно воспитывать. В обществе нужно менять подход, женщина не может быть объектом. Чтобы этого не случалось, необходимо, чтобы женщины тоже поддерживали друг друга, проецировали другой настрой. Не нужно судить по внешности. Давайте клеить друг другу крылья, а не подрезать их.

— А ведь мужчины тоже активно поддерживают женщин, выражают солидарность.

— Хотелось бы отдельно отметить роль мужчин в становлении успешных женщин. В данном случае, я выражаю благодарность супругу Хикмату Абдурахманову за поддержку и возможности для личностного и профессионального роста. Он же стал идейным вдохновителем проведения ежемесячных встреч по женскому предпринимательству в коворкинге Ground Zero. Таких мужчин в нашем обществе должно быть больше.

aziza-umarova-ne-stoit-bojatsja-gendernogo-ravenstva

Беседовала Дана Опарина

Фотографии из архива Азизы Умаровой

 


Все материалы собраны из открытых источников. Мнение автора материала, комментария или источника может не совпадать с редакционной политикой Vseuz.Com

Источник Redpen.Uz

قالب وردپرس



Подписывайтесь на канал Vseuz.Com в  Telegram https://t.me/vseuz_com) и будьте в курсе самых последних новостей и событий.

Добавить комментарий